"Прокурор запросила срока"

Продолжается судебный процесс по делу академика Решетина и его "соучастников", обвиненных ФСБ в "передаче технологий двойного назначения Китаю". Прокурор запросила для обвиняемых большие сроки лишения свободы.

 


12 лет колонии строгого режима потребовала прокурор генеральному директору "ЦНИИМАШ-Экспорт" академику Игорю Решетину, 11 лет колонии строгого режима - главному экономисту Сергею Визиру, 6 лет общего режима - начальнику отдела экспертного контроля Михаилу Иванову, 5 лет - помощнику гендиректора Александру Рожкину, на состоявшемся заседании в Лефортовском суде Москвы.

"Это смертельный приговор", - заявил в прениях Игорь Решетин, имея в виду свою ишемическую болезнь сердца. Подсудимый не признал себя виновным ни по одному пункту обвинения, и подчеркнул фальсификацию доказательств его вины.

 

* * * *

Прения по делу академика Игоря Решетина и его "соучастников", обвиненных ФСБ в "передаче технологий двойного назначения Китаю" продолжаются. На сей раз выступил второй обвиняемый, содержащийся под стражей – главный экономист предприятия «ЦНИИМАШ-экспорт» Сергей Визир.

На протяжении более четырех часов Визир говорил исключительно о несостыковках и фальсификациях в материалах обвинения, содержащихся в пятидесяти томах уголовного дела, поступивших из следственного управления ФСБ.

Прежде всего, сомнение вызывает главный предмет дела – отправленные в Китай научно-технические отчеты. По свидетельству Визира, материалы, содержащиеся в уголовном деле не полностью соответствую тем, которые были изъяты в ходе обыска в «ЦНИИМА-экспорте», согласно протоколу досмотра.

Сами научно-технические отчеты, контрабанда которых вменяется «преступной группе», обвиняемым и свидетелям предъявлены так и не были, несмотря на ходатайства адвокатов. Однако, стороной защиты были получены заверенные копии отчетов от китайской стороны. Следователь отказался приобщить их к делу. Отчеты же, содержащиеся в материалах уголовного дела, не совпадают по количеству страниц с теми, которые предоставила китайская сторона. Вероятно, это были черновые материалы, изъятые в «ЦНИИМАШ-экспорте». Они-то и подвергались экспертизе.

Визир подробно остановился на экономических преступлениях, вменяемых «преступной группе» ЦНИИМАШ. По его словам, первая налоговая проверка, проведенная в «ЦНИИМАШ-экспорте» по прямому указанию ФСБ, нарушений не обнаружила. Тогда следователь использовал тактику прямого давления – передал материалы заведенного уголовного дело налоговикам. После этого они внезапно обнаружили «превышение расходов» по оплате работ с фирмами соисполнителями по контрактам с китайцами.

Тогда ФСБ попытались добиться признания указанных фирм недействующими, о чем направили соответствующее письмо в ФНС. Им, однако ответили, что «лишь некоторые фирмы имеют отельные признаки недействующих» и посоветовали обратиться в суд. Этого сделано не было. Вместо этого в 2004 году были допрошены арендаторы помещений по указанным адресам фирм, свидетели из БТИ, данные которых, по словам Визира, подробно не приводятся, заявившие, что по данным адресам никого из представителей фирм они не видели.

Кроме того, обвинение в суде назвало учредителей фирм-соисполнителей по китайским контрактам «умершими или потерявшими паспорта людьми». Действительно, скажем учредитель «Юринком» умер в больнице в 2001 году, успешно завершив договорные отношения с «ЦНИИМАШ-экспортом» в 1998. г. Запись о смерти учредителя одной из фирм Воронцова, доказываемая обвинением, в органах ЗАГСа и вовсе не обнаружена. Некоторые фирмы «находятся по несуществующему адресу». Действительно, за эти годы здание успели снести.

Авианакладные DHL , по которым осуществилась «контрабанда» научно-технических отчетов, выглядят столь же малоубедительно. Одна из накладных, к примеру, датируется апрелем 2001 г., тогда как «ЦНИИМАШ-экспортом» было отправлено уведомительное письмо о высылке очередного отчета лишь в августе. На другой накладной в качестве места назначения фигурирует USA. Лишь 3 из 12 накладных совпадают с датами отправленных отчетов.

После Визира выступал работник ЦНИИМАШ Александр Рожкин, который признавал «учинение подписей» в контрактах с тремя-фирмами соисполнителями. В ходе следствия Рожкин признал подделку подписей только после заключения под стражу, и сразу же был выпущен под подпиской о невыезде. Рожкин расписался за соисполнителей якобы потому, что «в первый раз не смог застать представителей этих фирм, а второй раз ехать не хотелось». Отмечал, что теперь бы съездил и в Магадан, лишь бы не подписываться.

Рожкина обвиняют в использовании служебного положения. Этого обвиняемый, которому прокурор "определила" 6 лет лишения свободы, не признает. «Если бы уточнили, как именно я использовал это служебное положение, я хотя бы мог оправдаться», - недоумевал Рожкин.

На этом этапе прений ни судья, ни гособвинитель не могли задавать вопросов и давать ответных реплик. Они лишь позевывали и смотрели в окно и на часы. Судья Рыбак только иногда краснел, когда подсудимые выдавал уж что-нибудь совсем из ряда вон выходящее.

Впрочем, более активное применение себе судья таки нашел, выгнав троих сторонних наблюдателей из зала суда, которые, не зная деталей УПК, осмелились попросить включить кондиционер. «Ваш процесс – полное издевательство. Пожилым людям надо давать дышать», - уходя, бросила посетительница.

 


Исследовать углепластик – не значит создать оружие массового уничтожения:

В 2003 году ФСБ обвинила "преступную группу" «ЦНИИМАШ-экспорта» в передаче технологий двойного назначения Китаю. Поводом для этого послужили заключенные в 1996 году "ЦНИИМАШ-Экспорт" два контракта со Всекитайской импортно-экспортной корпорацией точного машиностроения, согласно которым были проведены аэродинамические расчеты, а также испытания различных обтекаемых форм при прохождении атмосферных слоев.

Мнения экспертов по поводу их назначения разделились. Ученые утверждают, что, судя по капсуловидной форме аппаратов, речь идет о спускаемых с орбитальных станций аппаратах, используемых в мирных целях.

Тогда как приглашенные для проведения экспертизы военные заключили, что они могли быть элементами оружия массового поражения.

Обвинение усмотрело передачу технологий двойного назначения Китаю «ЦНИИМАШ-экспортом» посредством научно-технических отчетов, отправляемых с помощью DHL. По версии обвинения, в отчетах содержались сведения, которые «внесли существенный вклад» в создание оружия массового поражения. Какой именно вклад, нигде в обвинении не уточняется. Единственное слово, прозвучавшее в речи гособвинителя по существу – «углепластик», или углерод-углерод. Из этого дорого композиционного материала, впрочем, делают как боеголовки, так и детали самолетов, удочек и велосипедов.

Китайцы передавали в «ЦНИИМАШ-экспорт» конусы и биконусы из неназванного композиционного материала для проведения исследований. Смысл «анонимности» состоял в чистоте эксперимента – свойства материала надо было изучить и измерить все необходимы параметры в разных условиях в аэродинамической среде. При этом лабораторные параметры далеко не соответствовали тем, которые необходимы для испытания материалов военного назначения.

По словам Решетина, поэтому речь могла идти только о мирном освоении космоса. Что это был за материал, никем заключение не делалось, хотя он действительно напоминал один из видов углепластика.

Кроме научно-технических отчетов, по вменяемым контрактам ничего материального не производилось. Сведения, содержащиеся в отчетах, не были достаточны для создания оружия массового уничтожения.

Как образно говорил в суде эксперт Мурзинов, «исследовать свойства стали – не значит построить самолет».

По свидетельству академика Решетина, китайцы предлагали продать оборудование и технологии, необходимые для соответствующих промеров, однако «ЦНИИМАШ-экспорт» на это не пошел.

Описание подобных экспериментов есть в открытой литературе, однако, лишь в максимально сокращенном виде (скажем, упоминаются только 2 из 80 промежуточных результатов измерений), поэтому китайцам было недостаточно «пойти Ленинскую библиотеку, вместо того, чтобы платить большие деньги».

По результатам поставленных отчетов несколько человек в Китае защитили докторские диссертации.

Неизвестно, получили ли все эти показания Решетина отражение в протоколе судебных заседаний, поскольку судья регулярно прерывал Решетина и свидетелей защиты, призывая не вдаваться в «ненужные» технические подробности и не вносил их в протокол.

 


А. А.Кондрик , адвокат обвиняемого Визира Сергея Андреевича, главного экономиста «ЦНИИМАШ-экспорт», которому прокурор просит дать 11 лет колонии строго режима:

«Дело, которое мы рассматриваем в суде уже в течение шести месяцев, является по сути уникальным. Подсудимые до настоящего времени так и не поняли, в связи с чем они предстали перед судом. Несмотря на то, что уголовное дело расследовалось в течение почти трех лет, а его объем составил около 50 томов, предъявленное обвинение неконкретизировано и непонятно.

Само уголовное дело с самого начала было возбуждено незаконно. До настоящего момента непонятно, что явилось основанием для возбуждения уголовного дела – то ли материалы оперативно-разыскной деятельности, добытые с нарушением закона, то ли доклад оперативного сотрудника ФСБ, сообщившего, что он установил признаки преступления в действиях Решетина и остальных обвиняемых.

В материалах дела никак не доказано наличие «преступной группы». Присутствуют материалы на иностранном языке, не переведенные на язык судопроизводства, что грубо нарушает права подзащитных. Я имею в виду накладные DHL, по которым якобы осуществлялась контрабанда научно-технических отчетов в Китай. В графе «место назначения» одной из накладных указано „USA“. Следствие считает, что по этой накладной была осуществлена «контрабнда» в Китай. Даты остальных накладных не совпадают с датами получения экспертных заключений, только после которых производилась отправка научно-технических отчетов. Разница составляет полгода и более. Следствие не удосужилось проверить даже это.

Уважаемый суд, адвокаты многое видели, но такого...такой жестокости я не встречал. На скамье подсудимых сидят зрелые и в некоторой степени уже старые, больные люди. И определенный срок наказания не вяжется с личностями этих людей, даже если бы они действительно были виновны.

Некоторые свидетели говорили, что если бы не работа «ЦНИИМАШ-экспорта» в период отсутствия госзаказа, уже бы не существовало института с мировым именем - «ЦНИИМАШ». А сегодня эти люди пришли к тому, что их обвиняют в том, что они действовали не в интересах государства, а в чьих-то неизвестных интересах.

В чьих? Обвинение называет колоссальную сумму «растраты» и легализации денежных средств, - более двух миллионов долларов. Потерпевших в деле нет, денег никто в глаза не видел, следствием вообще не ставится вопрос о возмещении ущерба.

Если бы Визир действительно что-то «легализовал», он бы не жил в двухкомнатной смежной квартире вместе с мамой и сестрой. Гособвинитель тут выдвинула новый тезис, что, помимо отправки научно-технических отчетов DHL, к передаче двойных технологий могут быть причастны сотрудники «ЦНИИМАШ-экспорт», выезжавшие в служебные командировки в Китай. Так Визир, кроме Египта, за границей вообще никогда не был.

Все довольны, ЦНИИМАШ существует.

Вместо фактов, обвинение строится на бытовых заключениях вроде того, зачем китайцам платить большие деньги за сведения, не являющиеся секретными. Так это надо спросить у китайцев, плочему это им было выгодно.

Я считаю, что Сергей Визир ни в чем не виноват и прошу его оправдать. Благодарю Вас.»

Источник: "Избранное"

См. также:

  • Ученые Игорь Решетин и Александр Рожкин этапированы к местам отбывания наказаний
  • Суд не изменил приговоры жертвам шпиономании
  • Мосгорсуд отложил рассмотрение жалобы защиты Решетина
  • О шпиономании в России
  • Шпиономания: космос как улика
  • Одиннадцать с половиной лет
  • "Шпионское" дело академика: прокурор хочет строгого режима
  • Процесс на выживание?
  • Дело академика Решетина: ставки в большой игре?
  • "Наука в неволе не живет"