Лев Пономарев: "Это типичное рейдерство"

Ночью появилось сообщение о том, что на офис движения "За права человека" совершено нападение неизвестных. За информацией HRO.org обратился к главе ЗПЧ Льву Александровичу Пономареву.

 


– Лев Александрович, что сейчас происходит в офисе?

– Офис работает в штатном режиме. Но у нас надо делать уборку, нам нанесен большой материальный ущерб.

– Не могли бы вы описать предшествующие события?

– Где-то в 11 часов вечера 9 апреля, когда я уже уехал домой, мне позвонили и сказали, что к нам вломились через вторую дверь. У нас две двери – одна находится под наблюдением, на первом этаже дежурный. А проход на второй этаж – через другой подъезд, и эта металлическая дверь была вскрыта с помощью сварки. Через нее прошли в наше второе помещение и завалили проход между первым и вторым этажом тяжелыми блоками. Человек 20 таскали тяжелые блоки, арматуру.

А поскольку проход на второй этаж был через подъезд – другой, не наш подъезд – и там тоже была частная охрана, то получилось так, что мы не можем войти, частная охрана заблокировала там вход. Получилось, что мы не можем попасть в наше второе помещение.

Там во время нападения была наша сотрудница, адвокат Светлана Давыдова, которая фактически стала заложницей. Ей, правда, предложили выйти, но она отказалась, ведь у нас там установлено дорогое оборудование. И там находились какие-то люди, которые, с моей точки зрения, походили на уголовников.

– А что милиция?

– Мы вызвали милицию. Приехало районное отделение милиции, потолкалось и уехало, сказало: разбирайтесь сами. Дело в том, что люди, которые к нам вломились, заявили, будто у них есть документы на покупку этой квартиры. Типичное рейдерство. У нас эта квартира находится в стадии оформления, есть распоряжение префекта, есть распоряжение межведомственной комиссии о передаче ее нам. Но окончательных документов нам почему-то не давали, тянули.

– И как вы оцениваете эту ситуацию?

– Я думаю, что все это согласовано. То есть, где-то в недрах бюрократической машины задержали документы об окончательной передаче нам помещения, хотя решение уже принято в нашу пользу. И одновременно оформили документы на, якобы, продажу этой квартиры, чтобы появились вторые собственники. А собственность здесь очень дорогая, эта квартира стоит около миллиона долларов.

Я уверен, что это рейдерский захват с оформлением квазидокументов, с большой долей вероятности допускаю, что купчая оформлена условно.

– А до инцидента эти люди уже претендовали на данную квартиру?

– Да. Когда они первый раз ко мне пришли, как бы официально, и сказали, что у них есть купчая на эту квартиру, я ответил: "Я даже смотреть не буду, обращайтесь в суд. Это гражданско-правовые отношения. У нас есть документы на это помещение". Они потребовали показать наши документы, но я сказал: " Обращайтесь в суд, в суде мы все выясним. Мы готовы на судебное разбирательство".

Они понимают, что мы вот-вот станем официальными владельцами помещения. Мы и так пользуемся им де-факто уже восемь лет, и власть нам это разрешает. Мы платим коммунальные платежи, сделали архитектурный план. Мы все время состоим в переписке с властью по поводу второго этажа, то есть, второй этаж находится в стадии оформления. Это все легально, мы абсолютно легально его занимаем. Вы же понимаете, если б это было не наше помещение, то нам никто не разрешил бы им пользоваться.

И эти люди, понимая, что они вот-вот дело проиграют, решились на рейдерский захват, договорившись предварительно, как я считаю, с местной милицией.

– А сейчас все захватчики покинули помещение?

– Да. Мы добились того, чтобы приехала городская милиция, но она тоже действовала вяло. Предложила нам всем вместе поехать разобраться в документах. Но я настаивал, чтобы сначала вернули помещение.

Главное, почему мы победили – за нашей спиной было человек тридцать москвичей, которые приехали, как только узнали о происходящем. Люди были возмущены. Они, видя бездействие милиции, сами проникли на второй этаж, залезли через окно с улицы, чтобы помочь нам. Милиция не стала препятствовать нашим действиям по освобождению собственного помещения, не рискнула применять против нас силу. И только благодаря этому мы освободили помещение.

– Каковы ваши дальнейшие действия?

– Мы будем требовать компенсировать нанесенный нам ущерб. Мы, конечно, опасаемся повторных захватов. И мы оформляем юридические документы, требования к милиции, чтобы те люди, которые производили захват помещения, были наказаны, чтобы было возбуждено уголовное дело. Я подал заявление в отделение милиции, будем требовать, чтобы милиция работала тоже в штатном режиме, как сейчас работаем мы.